Вторник, 25.07.2017, 13:37
Евгений Чижов
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Рецензия на "Перевод с подстрочника". Юрий Володарский, "Еженедельник 2000".

Решения поэзии — в жизнь

Посредственный московский поэт Олег Печигин получает приглашение от старого университетского приятеля Олега Касымова приехать в среднеазиатское государство Коштырбастан и заняться переводами на русский язык стихотворений тамошнего президента Рахматкула Гулимова. Коштырбастан сильно смахивает на Туркменистан, а Гулимов, именуемый Народным Вожатым, соответственно на Сапармурата Ниязова. О том, что в стране царит жесткая диктатура, Печигина предупреждают еще по дороге, в поезде, но простодушный поэт на тревожные звоночки должного внимания не обращает.

И в самом деле, зачем обращать, если в Коштырбастане Печигина встречает натуральный парадиз. Его стихи изданы по-коштырски огромными тиражами, местные СМИ создают ему репутацию героя, пострадавшего от преследования российских властей, в его пользование отдана квартира с максимумом удобств, а прекрасная девушка-домработница, по словам Касымова, может не только убирать-готовить, но и все такое прочее. Не хочешь непорядочную девушку — пожалуйста, как по мановению волшебной палочки, появляется порядочная, да еще и влюбленная.

Подстрочник стихотворений Народного Вожатого действительно производит на Печигина сильное впечатление. Касымов, похожий на коштырского Суркова, объясняет: «Власть силы и денег уступила место власти духа и вдохновения! Стихи и поэмы превращаются в указы и распоряжения, по которым живет вся страна. Коштырбастан сегодня — это поэзия у власти!» В том, что именно представляет собой власть поэзии, Печигин начнет понимать довольно скоро, но назад уже не отыграть. Прекраснодушный московский интеллигент как-то попробует оправдать нищету коштырцев и бесчеловечные репрессии местной власти ее благими намерениями, но получится у него это из рук вон плохо.

Евгений Чижов писатель не слишком плодовитый и не самый известный, но «Перевод с подстрочника» обещает стать одним из заметных событий российского литературного сезона. В романе затронуто сразу несколько не теряющих актуальности тем: русский человек на Востоке, творец и царедворец, творец и диктатор. Однако самого Чижова более всего интересует диктатор-творец, человек, сделавший поэзию властью. И своего Гулимова он возводит не к Туркменбаши, а, представьте себе, к Артюру Рембо, автору теории поэта-ясновидца, поэта-пророка.

Трактовка довольно смелая и неожиданная. Хотя лично мне кажется, что между полубезумными озарениями поэта Рембо и жесткой прагматикой президента Гулимова — дистанция огромного размера. И вообще, никакая поэзия не может стать оправданием диктатуры. Собственно, в основе самых страшных диктаторских режимов — что гитлеровского, что сталинского — лежала почти что поэзия. Как минимум возвышенные идеи и мечты о совершенном обществе — конечно, с точки зрения их адептов.

А вот меня в романе Чижова более всего заинтересовала история интеллигента, подпавшего под губительное обаяние абсолютной власти. История скорее кафкианская, ибо власть подобного рода при всей своей прагматичности отчасти иррациональна, она есть Молох, требующий новых и новых ритуальных жертв. В таком сравнении тоже есть своего рода поэзия; интересно, что бы сказали на этот счет Рахматкул Гулимов и Артюр Рембо.

Источник: http://2000.net.ua/2000/svoboda-slova/chitalnja/97463
Поиск
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Copyright MyCorp © 2017. Приезжайте к нам в Зеленоград!
    Создать бесплатный сайт с uCoz