Суббота, 25.11.2017, 01:27
Евгений Чижов
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Линия выживания
(рецензия на графику Евгения Телишева)


В наше время, когда миф о художнике как обладателе недоступных простым смертным откровений окончательно выдохся, когда творец превратился в пешку в большой игре галеристов и кураторов, критиков и арт-дилеров – подлинных вершителей судеб современного искусства, а непосредственное творчество потеряло всякое значение по сравнению с его теоретической интерпретацией, работы Евгения Телишева могли бы быть расценены как вопиющее нарушение общепринятых норм и правил художественной жизни, если бы они попросту не игнорировали эти правила и нормы, прежде всего требующие от художника быть членом сообщества, тусовки. Телишев давно и бесповоротно существует сам по себе, то и дело оставляя столицу ради работы рисовальщика в археологических экспедициях на Кавказе и Чукотке, в Краснодарском крае и Адыгее. Когда-то блистательно начинавший в том же журнале «Знание-сила», где публиковались иллюстрации Кабакова, Янкилевского и Целкова, высоко оцененный мало кого признававшим Дмитрием Лионом, Телишев не стал своим ни в кругу художников Малой Грузинской, в чьих выставках участвовал, ни в каком-либо другом сообществе – его в высшей степени прихотливая линия не терпит быть параллельной никакой другой, её радикальное одиночество также неизменно, как её верность себе – при всем разнообразии подвластных мастеру стилистических манер. Когда у Телишева была выставка во Фрибурге, швейцарские галеристы умоляли его: «Принестие нам серию рисунков, похожих друг на друга, потому что то, что вы нам предлагаете, выглядит так, точно это создал не один художник, а тридцать». Его линия – а как график по преимуществу, Телишев прежде всего мастер линии, которая, по словам Кокто, есть не что иное, как индивидуальность – может быть то изломанной и барочной, то лапидарной и резкой, то безупречно точной, то откровенно декоративной, она то пускается в пляс, теряя голову в складках женских платьев, то безжалостно выкручивает податливые человеческие тела, но во всех своих авантюрах остается неизменно узнаваемой, как будто демонстрируя тщетность всех попыток человека сбежать от самого себя, от своей участи.

Графика – жесткое искусство. Она четко делит видимое пространство на черное и белое, на свет и мрак, она не признает плавных переходов, полутонов, компромиссов, она стремится к резким границам – между своим и чужим, между художником и всем остальным миром. Если живописец сочными мазками лепит плоть изображаемого, то график обречен быть бессменным пограничником формы, пожизненно прикованным к своему посту между внутренним и внешним. Графика – искусство аскезы и отказа, и часто возникающие в работах Телишева мощные, агрессивно сексуальные женские формы выглядят грезами столпника, иссушившего душу и тело фанатичным служением своему ремеслу.

Но кому сейчас нужно это служение? Не похож ли Телишев на легендарного японского лейтенанта, продолжавшего сражаться в одиночку, скрываясь в филлипинских джунглях через 30 лет после капитуляции? Не проиграна ли война живописи окончательно? Для чего эти растущие кипы рисунков в эпоху симуляции симулякров, интерпретации интерпретаций, акционизма и актуального искусства, служащего немудреным комментарием к текущей политике? Работы Телишева ничего не комментируют, и сами вряд ли могут стать пищей для профессиональных комментаторов, в них есть лишь то, что сразу открывается глазу: непредсказуемые приключения линии, легко, играючи проводящей художника между заемными идеями и банальными смыслами, между левыми и правыми, между вашими и нашими. Эта линия становится его путеводной нитью в мире, где существуют только сообщества и группы, партии и тусовки. И в этом открывается ее необходимость: для такого художника как Телишев, органически неспособного примкнуть к какой-либо группе – поскольку любая группа всегда основана на компромиссе между ее членами - линия как воплощение индивидуальности становится просто-напросто средством выживания. С ее помощью он ускользает от давления действительности, где не находит – и в силу профессиональной бескомпромиссности не может найти для себя места. Рисование для него также необходимо и также естественно, как дыхание. Отсюда, от этой естественности, легкость его рисунка, снимающая драматизм противостояния с миром, комическая наивность многих фантазий, ирония его эротизма, неожиданность, спонтанность… Безупречная линия творит для вытесненного из мира художника иной мир, полный монументальных женщин, де-садовских либертенов, птиц, волков, философов, рыб, кентавров. Этот мир не безоблачен, в нем правят темные законы желания, столкновения интересов, борьба за власть, но также и юмор, и вдохновенье. Наблюдать за развертыванием неисчерпаемого богатства его фигур и положений можно бесконечно…

Евгений Чижов
Поиск
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Copyright MyCorp © 2017. Приезжайте к нам в Зеленоград!
    Создать бесплатный сайт с uCoz